Previous Entry Поделиться Next Entry
«Новый Маугли-Пятница или Поиск предназначения штучек-дрючек»
hrapypris31

Автор Болван Пенисглерс, перевод с другого языка, издательство «Трусишка зайка серенький», серия «Тарзанка», тираж средний, года выпуска нет.

Книжка Болвана Пенисглерса – это небывалый эксперимент на самую актуально-философичную тему. К тому же, здесь не просто бряканье с ходу и вдруг. Самим названием книга Болвана отфутболивает нас к классике. Каждый вспоминает Дефо, Диккенса, Берроуза, Киплинга, Толстого, Свифта и прочих нечитанных ранее титанов пера. Но вопрос в романе поставлен, что называется, ребром. Потому как этот вопрос волнует всех и каждого всю сознательную жизнь, особенно в бессознательном плане. Кто я? Какова моя ориентация? Правильно ли я выбрал оную? Не ошибся ли? Не сбили ли меня с панталыку встречные знакомые? А вдруг все не так?

Каждый из нас в долгом жизненном пути ошибается с ориентацией. Порой ставит над собой смелые эксперименты, обжигается и снова ставит. Однако вокруг нас наличествует населенный мир. Добрейшие люди вокруг могут посоветовать, разубедить, поделиться своим собственным опытом жизни в отношении поиска ориентации. Показать свои штучки-дрючки и научить их пользовать. Иное дело, главный герой (или, быть может, героиня) романа Болвана Пенисглерса.

Маугли-Пятница (судя по первичным страницам, вроде бы мальчик) вынужден ютиться в общежитии с волками. А что с этих волков взять? Они же собаки собаками, правильно? Под теплой, но свалявшейся верблюжьей шерстью совсем не найти чего ищешь, а если и найдешь, то неясно чего. Недаром герой долгое время не находит себе места. В конце-концов, он вынужден обратиться за советом к чему-то более похожему на себя, в плане навесных туловищных штучек-дрючек. К собратьям павианам.

С одной стороны, у павианов есть руки, и они, оказывается, вполне толково умеют применять их по делу поиска ориентации. С другой же стороны, павианье сообщество давно состарилось, потеряло хватку не только в руках, но и в ногах. Запуталось в своих пальцах, в летописях, в склерозе сомнений. «Какая же ориентация у нас самих?», - спорят до хрипоты на общих собраниях мудрейшие из павианов. Часто, для доказательства они пользуют свои штучки-дрючки. Очень смело, и на первый взгляд Маугли-Пятницы, просто донельзя правильно ставят они этот первичный вопрос. Они даже, почти как неведомые герою люди, целенаправленно ставят и проводят над собой, и друг над дружкой удивительные по смелости эксперименты со штучками-дрючками, в плане поиска ориентации. Но находят ли братья-павианы ответы? Правильно ли они ориентируют свои штучки-дрючки? Вот в чем главный вопрос. Терзаемый новой чередой сомнений, проделавший над собой не один эксперимент в обобщенных оргиях Маугли-Пятница все более запутывается со своей и без того неясной ориентацией. Вместе с героем мучается неясностью и читатель. Кто же все-таки главный герой? Правильно ли он ориентирован?

Через множество сотен страниц сомнений, и подробнейших прописок все более неожиданно экстравагантных экспериментов братско-сестринского павианьего царства со штучками-дрючками, вроде бы, наступает некая ясность. На горизонте жизни Маугли-Пятницы вырисовывается Багира. Все как бы устаканивается, книжка начинает течь ровно, однако…

Некая тень сомнения все-таки сохраняется, остается. Ведь в самом-то деле! Ясно ли что-то по самой Багире? Не прячется ли где-то под нутриевым мехом некие другие штучки-дрючки? Кроме того, жутким диссонансом отзывается появление на страницах медведя Балу. В неожиданном смысле, зарождается самоистязающая мысль, а медведь ли в самом деле Балу? Есть ли у него нужные штучки-дрючки? Может быть, все тут тоже непросто? Ведь, в конце-концов, сомнения в выбранной когда-то ориентации прощупываются под ондатровым мехом даже у весельчака и балагура Балу.

С введением в повествование еще и питона Каа, дело совершенно запутывается. Можно, конечно же, понять сомнения в ориентации самого Каа. Когда в тебе добрых девяносто пять метров, тут поневоле свихнешься, где тут и что. Дай-то бог найти начало, или хотя бы конец чего-нибудь. Хоть какой-то штучки-дрючки. Для определения ориентации желательно все же побыстрее определиться именно с концом. Возможно ли такое в полумраке и непроходимости джунглей вообще? Разумеется, чистосердечно жаждущий помочь другу Маугли-Пятница, проводит целые дни в поисках хоть каких-то штучек-дрючек, и хоть какого-то конца друга. Он производит с ним совместные эксперименты по поиску ориентации и пригодности штучек-дрючек. Все тщетно.

И уж совершеннейшим диссонансом выплескивается периодическое явление из неоткуда товарища-тигра Шархана. Вместе с дружком (а то и подружкой) шакалом Табакой они давно потеряли всякую ориентацию. Даже заявившиеся красные собаки неясной ориентации, и с незнакомыми штучками-дрючками, не проясняют дело. Ни Шархан, ни Табака все равно не способны припомнить хоть какую-то внятную ориентацию.

Девочка Маугли-Пятница уже в совершеннейших потемках на счет ориентации, как своей, так и окружающих. Найденные в руинах старых дворцов батареечные штучки-дрючки только запутывают дело. Опробовавшие вибро-штучки-дрючки Багира и Балу в растерянности еще большей. Попросту в трансе. Не помогает даже братско-сестринское волчье сообщество. Тем более, что Акелла во время эксперимента со вибро-штучкой-дрючкой позорнейше промахнулся.

Так что вывод, выплеснутый в конечной стадии книги, неизбежно предрешено конечно неумолим. Для точного определения своей ориентации и предназначения своих собственных штучек-дрючек Маугли-Пятница все-таки должен (должна) отправиться за советом к хомо-сапиенсам. Каков будет этот ответ?

Именно такой вопрос задает себе каждый прочитавший книгу, и надолго задумывается над мауглиными штучками-дрючками. Да и над своими тоже. Задумалась, и все еще размышляю и я тоже.

Вся Ваша (Ваш) Маргарита Плоская.

 



  • 1
Прекрасно, прекрасно! Давно так не смеялся! :))

Работаем над словом. А куда деваться? :)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account