January 21st, 2014

Ну и ну! Толпа отморозков умудряется блокировать военную часть!

Ну, допустим, возле ворот собралась толпень, пусть даже на машинах. И чо? Это воинская часть, или как? Ее задача вообще биться с вооруженным противником, а тут перед тараканом «Ой! Боюся!»
Бронетранспортер завсегда с радостью протаранит любой эскорт из легковушек. И кроме того, разве вокруг в/ч непроходимый ров с водой? Что, нельзя снести часть своего забора? (кто не знает, как делается – перечитать главу 1 «Аквариума» В.Суворова).
Дабы не прославлять Резуна, приведу другой пример из литературы:

T84
«Наверное, полицейские всего мира просто любят тянуть кота за хвост. По крайней мере при разгоне демонстраций. Вошкаются, ходят стенка на стенку, катают водометы туда-сюда, пуляют в воздух какие-то газовые баллоны. Смешно право. Давно известны гораздо более эффективные и кстати столь же гуманные методы. Вот сейчас один из них и использовал командир танковой бригады полковник Мордвинцев.
-Всем! Незамедлительно освободить дорогу для прохода техники! – прогрохотало в громкоговорителе. – Поторопитесь!
Несколько заскучавшая от однообразия жизни толпа оживилась, стала, вопреки предупреждению, стягиваться ближе к КПП. Кто-то уже затеял оживленные дискуссии на темы: «А чому воны москальское мовою тут розмовляють?» или «А куда это воины собрались? Так мы их и выпустим, фугушки». Затем постепенно всякая говорильня приумолкла, ибо все невольно напрягли слух: и до того подозрительный шум танковых дизелей явственно приблизился. Где-то в сём нарастающем рычании потонул очередной повтор предупреждения громкоговорителя. Опытный, не отвлекающийся наблюдатель наверное бы удивился тому, как среди в общем-то по-прежнему аморфной толпы вырисовалась стайка крепеньких ребят. Можно было залюбоваться как быстро, без суеты, они становятся поперек бетонной трассы плечом к плечу и сцепив руки – производилась некая загодя выверенная операция. Да, здесь явно наличествовали не простоватые демонстранты-любители.
Но тут наконец-то, со скрипом, как в фильмах об инопланетных артефактах, пошла в сторону длинная воротная створки. И сразу же все любительство «революций роз» опрокинулось в тартарары: с пристойной своей массе медлительностью к открывшемуся прогалу вышла колонна Т-84. Однако толпа не дрогнула, по крайней мере в целом. В этот момент громкоговоритель повторил что-то о торопливости. Эффекта это не возымело, что вообще-то и предусматривалось. Ибо сразу, словно по загодя отработанному сценарию (что возможно и было правдой, однако секундная синхронизация все же явилась удачей) торчащий из люковой створки командир передней машины нырнул в танковое нутро. Это наверное насторожило многих, однако видимой реакции снова не последовало. Или она запоздала.
Но действие вершилось далее и не имело пауз. Бетонный скрежет и стон гусениц возвестил о том, что Т-84 остановился. Однако никто из активистов не успел порадоваться досрочной победе сплоченности над железом, ибо когда сорок шесть тонн металла вершат спектакль отвлекаться на чипсы не приходится. Все наблюдали как пятиметровый ствол совершил некую пертурбацию. Затем прогремел выстрел.
Когда всего в тридцати пяти, а то и пятнадцати шагах от вас опорожняется стадвадцатипятимиллиметровый калибр – это очень впечатляет. У неподготовленных дамочек может случиться выкидыш или сбиться с ритма устоявшийся месячный цикл. Дамочек в толпе было все же не превалирующее количество, однако «афганцев» здесь тоже не наличествовало. Толпа состояла из опереточных актеров, некоторые из коих когда-то прошли стажировку на Майдане. Тогда они успешно проделали клоунаду с революцией, однако ведь и сопротивлялись им такие же клоуны. Никто в той пантомиме не делал резких движений – так, кривили рожицы. И поскольку здесь сейчас были настоящие дети постмодернистской реальности, воспринимающие театр как жизнь, а жизнь как театр, то текущее сейчас действо проняло их до самых поджилок. И даром, совсем даром пропал бесплатный, спонсорский курс американских инструкторов по борьбе с активной правоохранительной позицией. Как-то не к месту был сейчас инструктаж о проломе цепи пластиковых щитов и втыкании гвоздичек в пламегасители АКМ-ов. И потому когда дуло Т-84 снова несколько шевельнулось, и даже башня чуть крутнулась туда-сюда, словно разминая затекшую шею, ближе находящиеся активисты блокады дрогнули. Толпа оконтурила дорогу из бетонных плит и танковый кортеж, с солидностью присущей любой тяжелой технике, а уж тем паче гусеничной, прошествовал напрямую. Где-то в шуме моторов и лязге железа о железобетон потонули команды неких особо бойких мальчиков «Поры».
*
Глава 114, книга «Украинский фронт», год написания 2009.
*

Того, кто спас нас, больше нет.

«…И мы пошли под визг метели,
Куда глаза его глядели:
Пошли туда, где видел он
Освобожденье всех племен...
.............
И вот он умер...
Плач досаден.
Не славят музы голос бед.
Из медно лающих громадин
Салют последний даден, даден.
Того, кто спас нас, больше нет.
Его уж нет, а те, кто вживе,
А те, кого оставил он,
Страну в бушующем разливе
Должны заковывать в бетон.

Для них не скажешь:
Ленин умер.
Их смерть к тоске не привела.
...............
Еще суровей и угрюмей
Они творят его дела...»


Сергею Есенину из того времени было куда видней, чем нам сегодняшним, кто их – народ и страну – спас. Предали их уже мы сегодняшние.
Ну, а нынче 90 лет смерти величайшего человека.
*