hrapypris31 (hrapypris31) wrote,
hrapypris31
hrapypris31

Под соус полувековой годовщины полета Гагарина

Под соус полувековой годовщины полета Гагарина, пропиарю и себя родимого.

Все ж надо констатировать, что есть у меня роман, в котором наличествует и Юрий Алексеевич, и кое-какие другие лица из реальной космической братии. Правда, события в коих они участвуют покуда сов-секретны, и только я поведал читателям правду-матку, рискуя жизнью. И хочу привести отрывочек, в котором речь идет о товарище конструкторе Сергее Павловиче Королёве, который не умер в официально указанный срок, а ждет приземления своего любимого - тоже не погибшего, а засекреченного - космонавта Гагарина на Луну.

 

«…А где-то там, в сотнях тысяч километров пронзенной гравитацией пустоты в стороне, сидел за столом грузный, постаревший человек. Он был лишен возможности непосредственно командовать процессом, и не только в окрестностях естественного спутника Земли. Даже здесь, в рамках главенства одного «G», он не имел права появляться в больших коллективах, хотя мог ими руководить. Руководить опосредованно, через других. И даже не анонимно. И они, те новые руководители, вовсе не были какими-то пройдохами, специально прорвавшимися к власти. Они просто делали порученное сверху дело. Может, они были бы рады снять с себя бремя чужих решений и чужих заслуг, а может, уже попривыкли, и условные, маскарадные погоны вошли в плоть и кровь. Сейчас, да и ранее, это уже не имело для него значения. Он прошел апофеоз славы, возможный в этой стране и в этом веке, по крайней мере, с учетом профиля его работы. Наверняка, в другом месте при подобных заслугах он бы получил «Нобелевку», но ведь надо учесть и другие факторы.

Там, в этих отгороженных пограничным занавесом апельсиново-банановых странах, он бы не смог получить нужного для прорыва к «Нобелевке» образования. Так бы и сидел до сей поры где-нибудь на завалинке, глядя на пролетающие самолеты, и с тоской вспоминал наблюдаемые в голодраном детстве планеры, по-прежнему ничего не соображая ни в математике, ни в физике. Только здесь, в этой муштруемой зимней стужей стране-изгое, он поднялся до неизмеримых высот. Только здесь жестокая, но верящая и не уставшая от перспектив, власть смогла разрубить узлы иерархических предрассудков и выкинуть на помойку аристократическую мишуру, тормозящие колесо истории и уволакивающие прогресс в полированную потом арену служения излишествам и желудку. Эта власть попыталась, насколько могла умело, поднять глаза населяющих скупые просторы народов к небу, и распахнуть их будущему. И сквозь нищету и голод, войну и холода, очень-очень многие разглядели туманные силуэты этого будущего-мечты. И он тоже был среди тех. И в некоторых аспектах, он увидел это будущее гораздо острее чем другие. Он сумел зацепиться за него, вырваться из завалинок прошлого, и пройти через настоящее, и не просто пройти – заставить это настоящее приобрести увиденные им сверкающие черты грядущего апофеоза покорения пространства и времени. Да, он сделал только первые шаги. Те, кто придут после него – да, нет, уже пришли после, ибо силою обстоятельств он находится за ареной – сумеют сжать и сделать подвластным пространства, и продолжать ускорять время, заставляя колесо истории мельтешить спицами как на велотреке. Он знал, что так будет.

Но время злопамятно. Оно не любит тех, кто заставляет его ускорять темп. И оно должно питать эту не спланированную эволюционную трату, должно высасывать откуда-то энергию насыщающую этот разворот в сверкающие алюминием и титаном перспективы. Сейчас оно высасывало энергию из него. Ну что ж, он был рад послужить топливом для нового броска. Он очень надеялся, что отсосанной у него жизни хватит надолго. Единственное чего он хотел – это дождаться возвращения…

Да нет, даже не возвращения. Цветы, ковровые дорожки – такое он уже наблюдал не раз. Всегда, кстати, не в натуре – в черно-белом мире телевизора. Когда-то в маленьком экране, с большой, заполненной водой колбой впереди, для растягивания изображения вширь. Сейчас, в нормальной громаде «Рекорда»…

Так вот, даже не возвращения. Того мига, когда его любимец Юра сядет на поверхность Луны и ляпнет – снова ляпнет – какой-нибудь экспромт типа своего «Поехали!». Только бы выдержало сердце. Старый человек в кресле очень надеялся, что надорванный кровяной насос, спрятанный под реберным каркасом, не подведет, продержится еще какое-то время. По планам, совсем малое время. Он был благодарен судьбе за подброшенную на пути первого «Ходока» Аномалию. Конечно, он был благодарен и экипажу «Лунохода». Он не мог выразить им благодарность устно, и даже письменно. Он считался для них тенью, ушедшей за горизонт тенью, одним из тех, кто участвовал в разработке волшебной лунной машины. Ну что ж, и без его благодарностей они выполнили задачу на «Ура!».

Теперь вся надежда была на Юру. На него и на его напарника. Еще, он был благодарен бывшему соратнику и бывшему конкуренту Владимиру Челомею. Это он смог разработать удивительную боевую станцию, сумевшую остановить американцев. Вообще-то тот, кто сидел в кресле у стола, когда-то пропагандировал освоение космоса в мирных целях. Но долгое, слишком долгое, сотрудничество – да что там сотрудничество – подчинение – генералам наложило свой отпечаток на жизнь. Если бы не военное противостояние…

Еще неизвестно когда бы дело дошло до космоса! Тут, на Маме-Земле имелось видимо-невидимо дел. Но эта наземная суета действовала заодно с предательским временем. Она отсасывало средства. Тормозило вращение спиц прогресса, и как следствие – начинало отбирать пространства. Так оно отсосало Марс. Хапнуло назад миллионы рублей направленные группе Феоктистова на плановую разработку экспедиции к Красной планете. Так же оно едва не успело отсосать Луну. Если бы «Луноход-1» прошел чуть в стороне от Аномалии…

Не хотелось об этом думать.

Теперь ставка была на Юру. Если он доберется и захватит для Родины этот подарок судьбы… Совершенно неизвестно, что это может быть. Возможно, инопланетный зонд! Пусть и бесполезный в хозяйственной практике, но зато доказывающий реальность иной разумной жизни. Что это даст? Ба! В максимуме полный крах политике противостояния систем. Конец Холодной войны. Ибо для чего она? Для дележа? Но какой смысл делить эту маленькую колыбельку цивилизации, когда откроются возможности войти в какое-нибудь галактическое Великое Кольцо?

Жуть! Куда меня понесло, размышлял грузный, тяжело дышащий человек. Уж до организации трансгалактических перелетов, не дотянуть точно. Фильтры, насосы, капиллярные трубопроводы внутри – все на грани разрывов, на последнем издыхании. Есть план дотянуть только до плановой мягкой посадки – прилунения. И тогда можно будет сказать судьбе окончательное спасибо. Судьбе… Ну, и врачам конечно. И этим, что обхаживают сейчас, и тем, что сотворили имитацию смерти тогда.

Потом торжественные похороны. Прр! Это мы уже проходили!

*

Роман «Лунный вариант» издавался дважды – в 2004-м и 2007-м, и если кое-что сложится удачно, то снова выйдет в мир уже в следующем месяце. Жаль, не успел к Дню Космонавтики. Ну да, мелочи жизни.

 


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments