Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Новая выдающаяся рецензия на шедевр от Маргариты Плоской

Новейшая и задаром!
Налетай, жуй, хлебай!
Рецензионный шедевр на роман шедевр!
Ура!
Самиздат - наше все!


http://samlib.ru/editors/b/berezin_f_d/roulingdocx.shtml


Кто с украми воевал, тот в цирке не смеется.

(из СМИ)
Сообщается что от 3-х до 40 укро-боевых машин десанта преследуют донецкие пацаны на автомобилях и квадрациклах.

А имеют ли право США и Европа вмешиваться в дела Украины? Имеют!

Туземцы 1
"На Майдане" художник неизвестен.
Туземцы 2
"На Майдане-2" художник неизвестен.

Имеет ли право Запад вмешиваться в наши внутренние дела?
Естественно (именно, «естественно») имеет.
И вот почему.
Можно ответить просто, но мы, как водится, разобьем на параграфы.
1. Запад – это капитализм. А капитализму (об этом не ведают только евро-интеграторы) постоянно требуются новые рынки сбыта.

2. А еще капитализму необходимы ресурсы. Их (как известно всем, окромя майданутых) на всех не хватит – планета невелика. Желательно  иметь ресурсы подешевле, лучше вообще за так. Для этого в разных папуасских странах, ставятся у власти компрадорские режимы, кои обслуживают не интересы своего народа, а интересы назначившей их Метрополии.

3. Европство и Амэрыця имеют полное право вмешиваться по праву «белого человека». «Белый человек» - это гегемон человечества, несущий цивилизационный вектор. Потому он имеет право, приходить ко всяким туземцам – в Танзании или в Самостийности – без разницы – и за нитку бус из стекла, ну, или за «гендерное равенство» - приобретать леса, поля, реки и самих туземцев, и делать со всем этим что хошь.

4. Запад имеет право вмешиваться, и делать с Самостийности что хошь, по праву победителя. Вы, неуважаемые Папау-Новая-Самостийность, изволили проиграть Холодную войну? Сдались на милость победителя? Так вот, ныне его право собирать трофеи и решать, проявлять ли к вам эту самую милость, или сэкономить ее на потом – для всяких сексуально угнетенных.

Ну, и констатируем.
Запад имеет право вмешиваться в дела Украины по ПРАВУ СИЛЫ!
Есть у него такое право.
*
Император Грапуприс 31-й политинформацию окончил. Разрешите перекусить?

«Ева и Адольф»

Автор Жария Опупевшая, издательство «Самочит», серия «Откровения на матрасе», тираж около того, год выпуска не прописан

«Ева и Адольф» - новый, упоительный роман-откровение доселе малоизвестной, пламенной писательницы Жарии Опупевшей. Не все могут сразу догадаться, что эта умосмещающая книга не просто о чем-то, а о любви. Но она именно об этом сложном и малоизвестном многим чувствоносном происшествии. Тяжелая судьба любви в тоталитарном интерьере – вот в чем идея сольного повествования Опупевшей.
Адольф – ныне упоительно скромный высокопоставленный служащий. Тяжелая судьба, инцесты и угнетения окружающих не позволили Адольфу осуществить свою мечту детства – сделаться известным художником с мировым именем. С горя он вынужден был обратиться для утоления печалей к морфию. Однако не в нем он нашел успокоение, а в простом, но истинно баварском, пиве. Именно в пивбаре он обрел своих верных друзей и подруг. Однажды Адольф даже угодил на войну, где стойко перенес все тяготы отсутствия пива, воблы, мольберта и морфия. Только воспоминания о своих верных друзьях-соратниках, все еще достойно ожидающих его в пивбаре, помогло ему отсидеть в окопе, а не закопаться глубже. Потом была тюрьма и прочие мелкие неприятности. Ну и, наконец, пивной путч, цветы, разные почести и медные трубы. Но все это не раздосадовало и не обозлило Адольфа. Он так и остался скромным, чувственным вегетарианцем с изысканно морфической убежденностью.
Ева, скромно-прелестно-блондинистая посудомойка при пивбаре, верила в Адольфа с детства, но все не решалась к нему приблизиться из-за очень неопрятного форменного передника. Однако пивной путч, похвальное одиночество Адольфа в тюремном дворике, а так же тотальная несправедливость и непонимание мирового сообщества, сблизила их по-настоящему. Так сблизила, что Ева взяла расчет в пивбаре и перешла работать посудомойкой при бункере.
Здесь, в закопанном от мировых несуразиц, азиатского непонимания и нелепиц западного общества, бетонном бункере и наступило счастье. Отныне Адольф и Ева вместе. Только горестное присутствие все плотнее набивающихся в бункер соратников, все более частые телефонные звонки, какие-то несносные совещания ставки, а так же периодические заступления Евы на дежурство в подземной посудомойке, отвлекают героев книги от упоительного счастья взаимной любвеобильности. Что им в этой эротически правдивой любви до какого-то офигевшего в безобразиях мирового сообщества? Что им до каких-то периодически приходящих по факсу нот и требований капитуляций? Им так хорошо вдвоем, в этом, почему-то все более теснеющем бункере.
Конечно, роман написан так упоительно-увлекательно, и читается так молниеобразно-живо, что становиться несколько неясно: откуда бункер? Что есть «бункер»? Есть ли в этом какой-то метафорично-апломбовый подсмысловой намек? Или же это все же «бункер», который и есть бункер?
Отчего наши герои в бункере? Почему те соратники, что туда спускаются, больше не покидают их общество? Видимо, им там тоже очень и очень хорошо? Не слишком пояснено, что за ноты все же сыплются и сыплются с факса. Не есть ли этот бункерный факс тоже всего лишь метафоричной метафорой? Может, он символизирует собой всегдашний всеобъемлюще-мощный информационный взрыв? Впрочем, имеет ли этот факс какое-либо значение, раз на его призывы все едино никто не соизволяет отвечать?
Главное в романе это простые сцены любви. Как трогательно животрепетно рассказано о первых прикосновениях героев друг к другу. Как не вульгарно-пошло, а возвышенно-правильно описано отбрасывание Евой прочь своего назойливого форменного передника. Как старательно-смело выведено автором расстегивание Евой скромно-бриллиантовой заколки на галстуке Адольфа с его молчаливо-пристойного согласия. Однако не буду пересказывать весь роман, ибо как передать трепетные чувства романтизма, возникающие у читателя в момент развязывания галстука Адольфа. Или, тем более, как не обычно-грубыми словами пересказать главу, посвященную распечатыванию Евой морских узлов на шнурках форменных посудомоечных ботинок? Чувства ностальгического упоения попросту не передать.
Ну и, наконец, как и положено в любом нормальном романе, заключительная сцена – апогей с перигеем и катарсисом. Свадьба героев. Как рады, съехавшиеся со всего мира, окружающие счастливую пару высокопоставленные служащие – соратники Адольфа. Как все-таки горды за свою подругу Еву ее соперницы-посудомойки, которые тоже бы не прочь, но с любовью не поспоришь, она сразу берет быка за рога, а Адольфа за…
Извиняюсь, что я, будучи критиком, все же не выдержала и рассказала, чем завершается эта прекрасно-прямолинейная история. Интрига ведь сохраняется до самого конца, лишь за двести или триста страниц до окончания некоторые особо проникнутые могут угадать, чем все кончится. Но тем не менее, мы, всего лишь читатели, и не знаем, как дальше сложится жизнь животрепещущих влюбленных, но убеждены, что все будет изрядно-возвышенно-величественно. Пожелаем же, вместе с Опупевшей вечного счастья и любви и Еве и Адольфу.
Вся Ваша Маргарита Плоская

Жизнеутверждающая живопись.


Надыбал в интеренете. Не знаю, кто художник.
И вот теперь предполагаю: то ли это перепевы "451 по Фаренгейту", то ли "Огромного черного корабля".
Короче, суть та же самая. Веселая картинка на сон грядущий.